Официальный сайт

ВВЕДЕНИЕ В ЭПОХУ ТЕЛЕВИДЕНИЯ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

18 февраля 1931 года в Москве при Радиоуправлении Наркомпочтеля была организована мастерская по записи радиопрограмм на пленку и грампластинки. Затем она была реорганизована в Центральную научно-исследовательскую лабораторию звукозаписи. Позднее — уже в 1940 году — это была Государственная союзная лаборатория звукозаписи — ГСЛЗ. Просуществовав до 1965 года, она была преобразована во Всесоюзный научно-исследовательский институт звукозаписи — ВНАИЗ.

Сегодня это ВНИИТР — Всероссийский научно-исследовательский институт телевидения и радиовещания (ранее — Всесоюзный).

2 апреля 1931 года в Москве был впервые осуществлен прием телевизионной передачи из Германии, проводившейся длинноволновой радиостанцией Кенигсвустергаузен, расположенной недалеко от Берлина.

Передача велась по системе механического телевидения. Профессор  П.В. Шмаков вспоминал о первых днях работы телеаппарата:

— Экран со спичечный коробок и передача, которую нам удалось «словить», — танцующая пара. Она в белом, он в черном.

На прощанье она помахала платочком, а он закурил. Был виден дым.

Вот и все. Незамысловато, ничего фантастического. Но передача преодолела тысячекилометровое пространство. Это была маленькая победа человека над пространством, и от одного этого распирало грудь.

29 апреля 1931 года в Москве был проведен первый опыт передачи оптико-механического телевидения по радио на волне 56,6 м.

Это была первая в СССР публичная телевизионная передача.

Телепередача велась через аппарат с малострочной механической разверткой, в котором использовался диск Нипкова. За несколько дней до телетрансляции радиостанция Всесоюзного электротехнического института сообщила:

29 апреля впервые в СССР будет произведена передача телевидения (дальновидения) по радио. Через коротковолновый передатчик РВЭИ-1 Всесоюзного электротехнического института (Москва) на волне 56,6 метра будет передаваться изображение живого лица и фотографии.

Аппаратура передачи и приема изображения с разложением на 30 строк (1200 элементов), 12,5 кадра в секунду была разработана во Всесоюзном электротехническом институте под руководством П. В. Шмакова и В.И. Архангельского.

В передатчике с бегущим лучом световой поток от источника (мощной лампы) падал на световой конденсор. Тот использовался для сосредоточения света на диске Нипкова в виде светового пятна большой яркости, имевшего форму и размеры кадра.

Для придания световому пятну такой формы непосредственно перед диском была установлена рамка — диафрагма. В передатчике этого типа освещался диск, а объект находился в темноте. Объектив, расположенный между диском и объектом, давал на поверхности объекта — предмета или человека — действительное изображение одного освещенного отверстия диска.

При вращении диска светлое пятно обегало передаваемый объект, перемещалось, описывая строки. Свет, отраженный от освещаемых по очереди элементов объекта падал на фотоэлемент, вызывая в нем пропорциональный фототок.

Преобразованный сигнал передавался по радио и принимался на телевизионные устройства, в которых происходил обратный процесс — синтез изображения.

На экране возникали фигуры сотрудников лаборатории и фотопортреты. Для немногих телезрителей, которые тогда уже были в стране, это событие представлялось чудом!

Размер изображения на экране телевизора — 3×4 см — был совсем маленьким, таким, как этикетка спичечного коробка.

В дальнейшем механическое телевидение уступит место электронному вещанию, доказавшему свое преимущество.

Электронная система подтвердит на практике свое превосходство и начнет вытеснять из лабораторий и опытных телевизионных станций механические передатчики и приемники, которые, тем не менее, сыграют свою важную роль в развитии телевидения. За годы работы оптико-механических систем будут найдены первые формы телепередач, воспитаны кадры технических и творческих работников.

Так начиналось отечественное телевизионное вещание. «Волшебное зеркало» было создано.

Но оно оставалось немым и полуслепым, поскольку вело передачи из затемненной студии. Показывало живые картинки, но не имело возможности показать говорящего человека. Как в кинематографе был длительный период, за который его назовут «великим немым», так и у телевидения, правда, гораздо короче, всего два года, продолжался период немоты. Человек в кадре не мог говорить. В это время звук у телевидения был сопровождающим элементом, закадровым. Слово, как титр в немом кино, — поясняющим, а не звучащим в кадре.

Во время последующих передач, которые точнее можно назвать демонстрациями технических возможностей по передаче изображений, показывались сначала портреты известных людей — неподвижные изображения, потом в кадре появились живые люди, которые поворачивали голову, доставали платок, ели сосиски и совершали другие простейшие механические движения. Звуковое сопровождение состояло из фраз, которые объясняли то, что было в кадре.

Такое телевидение, как и кинематограф на самом раннем этапе, было забавным зрелищем, которое могло лишь удивить человека, впервые увидевшего телевизионное изображение. Новому средству массовой информации предстояло выйти из темноты и обрести речь.

Нужно было превратить его в неотъемлемую часть повседневной жизни. До начала регулярного звукового телевещания оставалось еще два года.

 

Владимир Кремень. Продолжение следует.

 

Все статьи по истории телевидения можно просмотреть на сайте в разделе Научный клуб.

 

28 сентября 2017
Яндекс.Метрика
loading