Официальный сайт

ВВЕДЕНИЕ В ЭПОХУ ТЕЛЕВИДЕНИЯ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Телевидение в начале 1930-х годов вело постоянный поиск новых технических средств и творческих решений. На пути своего формирования и становления оно прошло несколько качественных преобразований.

1931 и 1934 годы — даты, несомненно, заслуживающие внимания. На раннем этапе развития, как в зерне, теперь это заметно, уже были заложены генетические особенности популярнейшего из СМИ. Эти особенности телевидения развивались постепенно, вызывая взлеты и падения, но неуклонно привлекая массы зрителей.

Оптико-механическое, или малострочное телевидение (с диском Нипкова) могло вести свои передачи на длинных и средних радиоволнах. Это было тогда его преимуществом перед электронным. Зона охвата телецентром зрителей была практически неограниченной. Передачи из Москвы принимали в Берлине так же хорошо, как и в Харькове.

Но у малострочного телевизора был серьезный недостаток — маленький экран, который был ограничен размерами диска Нипкова. При увеличении экрана диск становился гигантских размеров. Это препятствие, в конце концов, завело механическое телевидение в тупик.

Итак, в ночь с 15 на 16 ноября (или 16 декабря по В. Архангельскому) 1934 года была проведена первая в СССР передача телевизионной программы новой системы прямого видения со звуком. Передача велась из Московского радиотехнического узла и длилась 25 минут. Это был и первый телевизионный эстрадный концерт. Диктор впервые обратился к телелюбителям (так называли тогда телезрителей) со словами:

— Смотрите и слушайте наш первый телевизионный концерт.

Выступить в передаче пригласили известного артиста МХАТа И.М. Москвина.

По воспоминаниям очевидца, народный артист республики Иван Михайлович Москвин, немного волнуясь, поддерживаемый под руки, взбирался по крутой и узкой лестнице в «телецентр», находившийся в то время на улице Никольской, недалеко от Красной площади.

Артист изумлялся: Неужто видно будет? Через стены? Чудо ведь!

Припав к смотровому окошку (а тогда в телевизор смотрели как в микроскоп: одним глазом и по очереди), председатель Всесоюзного радиокомитета П.М. Керженцев, возбужденно сообщил, что видимость просто отменная.

И хоть Москвина он, правда, узнал по голосу, однако и раньше, чем тот заговорил, вполне можно было определить, что на экране какой-то человек. Так начиналось отечественное звуковое телевидение.

И.М. Москвин прочел рассказ А.П. Чехова «Злоумышленник». Затем выступили певица и балетная пара.  Регулярные передачи прямого видения сменили демонстрацию звуковых кинофильмов (телекино).

Газеты писали, что «отныне можно не только слышать, но и видеть артиста, поющего в студии. Письма, получаемые редакцией телевидения, показывают, что у нас появились уже радиозрители».

В своих письмах радиозрители с восторгом сообщали редакции о том, как им удавалось «видеть Москву по радио». Редактором первых телевизионных передач был Абрам Ильич Сальман, впоследствии директор Московского телевизионного центра. Таким образом, в конце 1934 года в Москве началась регулярная работа нового телевизионного передатчика. В передатчике прямого видения, в отличие от системы бегущего луча освещался объект, а не диск. Посредством объектива на площади кадра диска, ограниченной рамкой, получалось действительное изображение объекта.

При вращении диска, через его отверстия, перемещающиеся в поле рамки, проходил свет и падал на находящийся за диском фотоэлемент, с нагрузки которого снимались фотосигналы. Камера уже находилась не в студии, а за толстым стеклом, экранировавшим шум мотора. Вскоре,  специально оборудованное помещение на Никольской улице (25 Октября) в полной мере отвечало техническим условиям ведения программ того времени, и Московский телецентр по праву мог считаться одним из самых технически совершенных телецентров мира.

Владимир Кремень. Из книги «Иллюстрированная летопись отечественного телевидения. Даты, события, люди (1851 — 1991)». Продолжение следует.

 

НАУЧНЫЙ КЛУБ

 

22 октября 2018
Яндекс.Метрика
loading