Официальный сайт

ВЗАИМНАЯ ПОМОЩЬ

В воскресенье, неделю 25-ю по Пятидесятнице читается десятая глава Евангелия от Луки.

— Один законник, искушая Иисуса, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?

Вопрос очень важный. Но почему сказано, что он был задан с искушением?

Законник — человек образованный, искусный в законе, изучение которого составляло главный предмет иудейского образования. Казалось бы, уж он то должен знать и ответ на него.

Оказывается, не с добрым намерением обратился законник к Иисусу, но искушая Его. Не скажет ли Он что-нибудь противное закону. Хотел подловить Его в слове, чтобы обвинить потом, что Он учит против закона.

Господь отвечает ему ссылкой на самый закон.

— В законе что написано?

Искусному в законе и лукавому совопроснику дается  прямой ответ, содержащийся в самом вопросе.

Искушение, таким образом, на этот раз было безуспешно. Законника Господь отослал к закону, в котором изложены заповеди о любви к Богу и к ближнему.

— А кто мой ближний?

Законник, как бы оправдываясь в своем первом вопросе и желая показать, что и он исполняет требования закона, а если не исполняет, то только по неопределенности требований законных, задает, увиливая, новый вопрос. Если, например, в законе точно не определено, кого считать ближним.

В ответ Господь произносит притчу о милосердом самарянине.

— Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон.

Иерихон, большой в то время город иудейский, находился примерно в 20 км от Иерусалима. Дорога между этими городами была пустынная и дикая. Здесь немало водилось диких зверей. Попадались и разбойники, которые грабили путешественников.

— И попался разбойникам, которые изранили его, и ушли, оставив его едва живым. Священник, увидев его, прошел мимо. Также и левит подошел, посмотрел и прошел мимо.

Священник и левит — это лица, назначенные по закону служить при скинии.

Служителям Бога, исполнявшим священнодействия при храме перед лицом Бога, казалось бы, естественнее, чем кому-либо другому, исполнить обязанность любви к несчастному, павшему от руки разбойников. Но они лишь посмотрели на него и прошли мимо.

— Самарянин же сжалился. Самаряне были тоже евреи, но имели некоторые отличия в обрядовом законе и потому считались иудеями за раскольников и даже больше — за людей, недостойных общения, как язычники.

Самарянин возлил на раны несчастного масло и вино, что в те времена употреблялось в качестве лечебного средства, смягчающего боль от ран и заживляющего. Отвез раненного в ближайшую гостиницу и заплатил хозяину, чтобы тот вылечил больного.

Вникая в содержание и заключение притчи, мы видим, что она не совсем соответствует вопросу законника. Тот спрашивал: кто есть мой ближний?

Притча же изображает, как и кто из тех троих сделался ближним пострадавшему от разбойников. Это научает законника, как ему нужно поступать по отношению к другим людям.

То есть, не разбирая между «ближними» и «дальними». Оказывать всем встречающимся на пути несчастным посильную помощь. Законник спрашивал: кто есть ближний мой, как будто опасаясь, не возлюбить бы ему людей, которых он не должен любить.

Господь же отвечает ему: сам сделайся ближним тому, кто в тебе нуждается, а не спрашивай, ближний ли он тебе или нет.

Нужно смотреть не на людей, а на себя, на свое сердце, чтобы в нем не было холодности и черствости, а было бы милосердие самарянина. Благожелательность и сострадание.

Кому мы окажем милость, тот и будет наш ближний, кто бы он ни был по вере и национальности.

А так как все люди имеют нужду во взаимной помощи, то все люди должны быть ближними между собою.

 

10 декабря 2016
Яндекс.Метрика
loading