Официальный сайт

ВСЯКОМУ ПРОСЯЩЕМУ ДАЙ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Заповедь Спасителя разве только тех прикрыть хочет, кому уже некуда деваться, которые не имеют ни крова, ни пищи, ни одежды, ни сил? Нет, — говорит Святитель Феофан Затворник. На помощь такого рода людям не нужна особая заповедь. Он говорит: всякому просящему у тебя дай (Мф.5.  42). Мы и будем давать, только поставим себе законом не подозревать просящего. Не рисовать позади его картины предполагаемого довольства. А скорее, картину крайней нужды и скорбь, действительно его гнетущую. Тогда само сердце не даст нам покоя, пока не облегчим его участи.

Ныне много распространяют подозрений на бедных. Но на все эти предъявления можно сделать одно решение: удостовериться, кто именно просит не по нужде или не на нужду, и не давай такому. Всем же отказывать потому только, что есть лживые просители — грех. Святой Иоанн Милостивый не так делал. Он не отказывает даже и тем, о ком известно было, что они не бедны. И, когда предупреждали его об этом, отвечал: наверно, в эту пору они терпят крайнюю нужду.

Иногда от просителя мы к себе обращаемся и говорим: где взять? Едва на свои нужды достает. С трудом концы с концами сводим!

Уж когда не из чего давать, кто и обязывает? Подавать должно от избытков.  Так и апостол объясняет закон подаяния, говоря:

— Если есть усердие, то оно принимается смотря по тому, кто что имеет, а не по тому, чего не имеет. Не требуется, чтобы другим было облегчение, а вам тяжесть, но чтобы была равномерность (2Кор.8. 12-13). Но правда ли то, что у нас ничего не остается за удовлетворением своих нужд? К тому же, разумно ли определено у нас, что должно считать своею нуждою? Нужда есть такое дело, которое очень можно и сократить, и расширить. Исключим расходы на то, что нужным считает привычка, прихоть, тщеславие, пустые требования мира и все страсти: сколько будет оставаться в пользу нуждающихся?!

Пусть даже и этих ненужных нужд нет. Стоит захотеть, и из самой существенной нужды — из пищи, одежды и прочих потребностей, благоразумие всегда сумеет отделять часть Христову. Как действительно и умеет, ибо нуждами отговариваются от подаяния исключительно почти скупые да расточительные миролюбцы.

Говорят также иногда: что праздно шатаются? Работали бы и доставали бы себе насущный хлеб. Требование самое справедливое! И апостол заповедует трудиться, делая своими руками, чтоб не только свои удовлетворять нужды, но иметь, что подать требующему (Еф.4. 28). Но, отговариваясь этим предлогом подаяния, удостоверены ли мы, что просящий может трудиться?

Старому, малому и немощному куда трудиться? Но пусть и может иной трудиться, имеет ли он работу? Иной и готов бы работать, да не к чему рук приложить. В притче о делателях одна их часть до одиннадцатого часа, то есть почти до ночи, не имела работы оттого, что никто не нанимал. Но пусть и работу имеет кто, такова ли она, чтобы доставляла на все потребности? Как часто трудятся день и ночь, а все томятся нуждами, особенно когда один работает для многих! Итак, дело говорить: трудись, и кто согласится питать праздность? Но устроить надо наперед так, чтобы просящий трудом пропитывал себя и других, кого обязан пропитывать, и тогда отказывать ему. А без того отказывать — значит то же, что оставлять его умирать с голоду.

Чего еще не говорят в извинение своей неподатливости и жестокосердия? Один говорит: тяжелые времена. Куда думать о других, хоть бы себя прокормить. Другой: себе нужно. Надо запасать денежку про черный день. Третий: я разве один? Есть подостаточнее меня — подадут. Четвертый: ведь подаю, что попадет под руки, всякому, кто просит. Но рассудим хорошенько, сколько во всем этом правды?! Тяжелые, говорит, времена — и отказывает. Но если они для достаточных тяжелы, во сколько более они тяжелы для бедных?! Следовательно, по этому предлогу, не прекратить, а увеличить надо подаяние. Надо, говорит, запасать про черный день. Пусть надо, но ведь на это должна же быть мера? Иначе наши воображаемые будущие нужды никогда не дадут нам помочь бедным в их действительных настоящих нуждах.

Притом будущее от нашей ли предусмотрительности зависит или от устроения Промысла Божия? Конечно от Промысла. Так привлечем к себе милость Божию нашим милосердием к нуждающимся и будем иметь верный залог благоденствия в будущем. Кажется, мы не найдем примера, чтобы какой-либо дом разорился от щедродательности неимущим, а расточительность пустая многих пустила по миру.

Другой, говорит тебе, подаст! И отсылает просящего. Да подаст ли другой? А если и он так же скажет: другой подаст, а потом и третий, и четвертый и так далее. Это будет то же, что оставить бедного на произвол судьбы. Нет. Тебе послал Господь этого бедного, ты и помоги ему.

Не пропускай случая, который, может быть, не повторится. Я ведь подаю, говорит иной, что попадется и кому придется. Хорошо хоть и это. Но значит ли это подавать по всей широте долга и по всей мере возможности? Значит ли это обращать все внимание и усердие к сему святому делу? И не эта ли небрежность бывает причиною, что подаяние попадает не в должные руки и употребляется не как следует?! Подаешь, кому придется. Тем же, которых стыд удерживает дома и которые молча, может быть, терпят более, нежели вопиющая о себе нужда, кто поможет?

Продолжение следует.

 

ВСЯКОМУ ПРОСЯЩЕМУ ДАЙ

БОГОМ ЯВЛЕННЫЙ – ФЕОФАН. ВОСХОЖДЕНИЕ К БОГУ

ФЕОФАН ЗАТВОРНИК. ПИСЬМА ЮНОЙ МОСКОВСКОЙ КРАСАВИЦЕ

СВЯТИТЕЛЬ ФЕОФАН ЗАТВОРНИК

О ПРИШЕСТВИИ АНТИХРИСТА

БЛАГОДАТЬ И СВОБОДА

СОН ГРЕШНИКА

СИЛА МОЛИТВЫ

ЮБИЛЕЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ

26 января 2019
Яндекс.Метрика
loading