Официальный сайт

ВСЯКАЯ ЛИ ВЕРА ИСТИННА

В последнее время все чаще можно услышать мнение о том, что каждая вера содержит лишь часть истины. Когда же они объединятся, тогда и возникнет вера истинная — всемирная. Выступая на Совете религий всего мира, который проходил в Чикаго в 1993 году, глава тибетского буддизма Далай-лама Тензин Гьяцо заявил: Разве не естественно, что разные народы имеют разные религии. Поэтому мы должны признать равенство разных религий. У всех религий одна и та же цель. Если все религии сойдутся вместе, то я уверен, что мы сможем улучшить человечество.

В своей работе «Общечеловеческий подход к миру на Земле» он же пишет, что выступает не как буддист и даже не как тибетец: Скорее, я говорю просто как человек, как защитник гуманистических ценностей, лежащих не только в основе буддизма махаяны, но всех мировых религий. С этих позиций для решения человеческих проблем необходим всеобщий гуманизм.

Попытки убедить людей в том, что путь един, но каждый человек идет по нему своей дорогой, исходят не только от индифферентных к вероисповеданиям буддистов, но и от некоторых современных католиков, протестантов и даже православных. Но так ли это?

Архиепископ Никон (Рождественский) писал в своей статье «Угодны ли Богу иные веры?»

— Истина только одна. Истинная вера только одна. Это — вера православная. Всякая неправославная вера имеет в себе или примесь лжи, или вся ложна. Отец лжи есть диавол, а Бог ненавидит ложь. Кажется, все это для православного христианина самые простые, самые неоспоримые истины. Если он верует во Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, то он должен веровать и в то, что она одна есть столп и утверждение спасительной истины, что в нее, как в сокровищницу, апостолы и богоносные мужи — учители Церкви вложили все, что православному христианину нужно для спасения.

А стало быть: слушайся Церкви, пользуйся ее Таинствами, делай то, что она тебе заповедует, и спасешься. А заповедует она соблюдать и исполнять заповеди Божии. Вот и все.

К чему же после этого православному христианину вопрошать: Угодны ли Богу другие веры: лютеранство, латинство и прочие, им же несть числа? Ответ ясен сам по себе. Не говорю уже об язычестве, магометанстве, иудействе с его талмудом. Даже о христианских исповеданиях верный сын Церкви скажет то, что говорил незабвенный Святитель Феофан Затворник:

— Не хочу входить в суждение: спасутся ли католики, — одно знаю: что если я оставлю Православие и уйду в латинство, то — несомненно, погибну.

Бог всем хочет спастись и в разум истины прийти. Его пути неисповедимы. Кто не мог познать истины чистой, какова истина нашего святого православия, с того меньше и взыщется, а все же взыщется, кто же и имел к тому полную возможность и познал сокровище православной истины, но изменил сей истине, тому нет прощения: он погибнет, аще не покается.

Религиозный синкретизм, смешивающий разные веры, распространяется ныне все шире. Многих православных людей, живущих во всем мире, соблазняют декларативные лозунги инославных проповедников, которые говорят о стремлении к миру, общечеловеческих ценностях, общности молитвы.

Дошло до того, что монахи бенедиктинского и траппистского католических орденов ездят в тибетские буддистские монастыри для «обмена мистическим опытом». Чему они могут там научиться, и кому молятся?

Автор книги «На высотах духа» С.В. Большаков спросил как-то современного старца Тихона, жившего в Вильмуассоне: Я читал, отец Тихон, что тибетские отшельники, которые подвизаются в повторении мантры (молитвы): Ом мани падме хум, т. е. Сокровище в лотосе приветствую тебя, доходят постепенно до великой тишины и восторга. Когда они достигают до положенного предела, то постепенно сокращают мантру и, в конце концов, раз ночью, выйдя из своей пещеры и глядя на величие звездного неба, говорят: О! и застывают в созерцании открывшегося величия.

Вот и Альберта Эйнштейна спрашивали, имеет ли он веру. Он ответил: Да, если под ней разуметь удивление перед мудростью и величием, царящими в мире. Но догматизирования он не признавал. Что вы об этом думаете, отец Тихон?

— Не нам судить, ответил старец, что видят тибетские отшельники или как понимает Божество Эйнштейн. У нас имеется Священное Писание, Добротолюбие и опыт многих подвижников. Будем подвизаться в молитве Иисусовой смиренно и с терпением и в свое время узнаем, что положено, если не ослабеем.

Главное же, к чему надо стремиться, — это любовь, любовь к Истине, т. е. к Богу и любовь к ближним. Бог есть любовь. В этом наше отличие от подвижников буддизма и индуизма: у них главное знание, а у нас любовь.

Добавим, в уточнение, что старец имел ввиду любовь не чувственную, страстную, эгоистическую. Но любовь в смирении, любовь полностью бескорыстную до самопожертвования, пример которой явил нам Спаситель Иисус Христос Сын Божий. Поэтому еще раз напомним слова апостола любви Иоанна:

— Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем (Ин. 3.36).

ТАЙНАЯ ЦЕЛЬ ЭКУМЕНИЗМА

ВОЗРОЖДЕНИЕ «ТАЙНОГО ХРИСТИАНСТВА»

ВОЗРОЖДЕНИЕ «ТАЙНОГО ХРИСТИАНСТВА». ПРОДОЛЖЕНИЕ

БЕРЕГИТЕСЬ ЛЖЕПРОРОКОВ

КАТОЛИЦИЗМ И ЕГО ОРДЕНЫ

КАТОЛИЦИЗМ И ЕГО ОРДЕНЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

КАТОЛИЦИЗМ И ЕГО ОРДЕНЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

28 мая 2018
Яндекс.Метрика
loading