Официальный сайт

ТРОИЦА

Нередко говорится, писал священник Павел Флоренский, что деревянный храм Пресвятой Троицы, построенный Преподобным Сергием в Лавре и затем вновь возведенный из белого камня Преподобным Никоном, есть первая по времени в мире церковь во имя Пресвятой Троицы.

В XIV веке, в Восточной Церкви, идея Троицы становится предметом особенного внимания и ведет потому к строительству Троичных храмов. Ведет к развитию Троичной иконографии. К созданию цикла Троичных празднеств и новой литургической поэзии.

Слово Преподобного Сергия о Троице, выразившего самую суть исканий и стремлений русского народа сознательно и полновесно было произнесено впервые им. В этом смысле, неоспоримо мировое первенство лаврского собора Пресвятой Троицы.

Почитатель Пресвятой Троицы, Преподобный Сергий строит Троичный храм, видя в нем призыв к единству земли Русской. Во имя высшей реальности. Строит храм Пресвятой Троицы, чтобы — постоянным взиранием на него — по выражению жизнеописателя Преподобного Сергия побеждать страх пред ненавистною раздельностью мира.

Троица называется Живоначальной. Началом, истоком и родником жизни. Как единосущная и нераздельная. Ибо единство в любви есть жизнь и начало жизни.

Вражда же, раздоры и разделения разрушают, губят и приводят к смерти.

Смертоносной раздельности противостоит живоначальное единство, неустанно осуществляемое духовным подвигом любви и взаимного понимания.

По творческому замыслу основателя, Троичный храм, гениально им, можно сказать, открытый, есть прототип собирания Руси в духовном единстве, в братской любви.

Он должен быть центром культурного объединения Руси, в котором находят себе точку опоры и высшее оправдание все стороны русской жизни. Широкое гостеприимство, заповеданное Преподобным Сергием и возведенное в силу закона царем Алексеем Михайловичем. Дары всех родов, начиная от хлеба и кончая исцелением тел и душ. Причем не забыты даже утешения детям — игрушки, самим Преподобным изготовляемые. Все это вместе, по замыслу прозорливого открывателя Троичного культурного идеала России, должно было стать благоприятным условием для взирания на храм Пресвятой Троицы и созерцания в нем Первообраза Божественного единства.

Отныне Троичное храмоздательство связывается с именем Преподобного Сергия. И не без причины Троичные храмы имели обычно Сергиевские приделы.

Но если храм был посвящен Пресвятой Троице, то должна была стоять в нем и храмовая икона Пресвятой Троицы, выражающая духовную суть самого храма. Осуществленное в красках имя храма.

Трудно при этом представить, чтобы ученик ученика Преподобного Сергия, так сказать, духовный внук его, почти ему современный Андрей Рублев, работавший уже при его жизни и, вероятно, лично знавший его, осмелился бы заменить композицию Троичной иконы, бывшую при Преподобном и им утвержденную, самочинной композицией того же Первообраза.

Миниатюры Епифаниева жития представляют икону Троицы в келии Преподобного Сергия не с самого начала, а лишь с середины жизни. То есть свидетельствуют о возникновении ее именно среди деятельности Преподобного.

Икона Троичная, дотоле неизвестная миру, появляется впервые в Московский период Руси опять-таки в самом его начале, и художественно воплощает духовное созерцание служителя Пресвятой Троицы — Сергия.

Нас умиляет, поражает и почти ожигает в произведении Рублева вовсе не сюжет. Не число Три, не чаша за столом и не крылья. А внезапно сдернутая пред нами завеса ноуменального умопостигаемого, запредельного мира.

И нам, в порядке эстетическом, важно не то, какими средствами достиг иконописец этой обнаженности ноуменального и были ли в чьих-либо других руках те же краски и те же приемы. А то, что святой Андрей воистину передал нам узренное им откровение.

Среди мятущихся обстоятельств времени, среди раздоров, междоусобных распрей, всеобщего одичания и татарских набегов, среди этого глубокого безмирия, растлившего Русь, открылся духовному взору бесконечный, невозмутимый, нерушимый мир. Свышний мир Горнего мира.

Вражде и ненависти, которые царят в дольнем мире, противопоставилась взаимная любовь, струящаяся в вечном согласии, в вечной безмолвной беседе, в вечном единстве сфер Горних.

Вот этот-то неизъяснимый мир, струится широким потоком прямо в душу созерцающего от Троицы Рублева.

Эту ничему в мире не равную лазурь, более небесную, чем само земное небо, да, эту воистину пренебесную лазурь, эту невыразимую грацию взаимных склонений, эту премирную тишину безглагольности, эту бесконечную друг пред другом покорность мы считаем творческим содержанием Троицы.

 

 

 

03 июня 2017
Яндекс.Метрика
loading