Официальный сайт

СВЯТОЙ ПРАВЕДНЫЙ ИОСИФ ОБРУЧНИК. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Чтобы воздать должное святости Иосифа, необходимо признать его ведение тайны Боговоплощения. С православной точки зрения непризнание ведения святым Иосифом тайны Боговоплощения демонстрирует не ущербность его святости, а ущербность такого подхода к святости. Православную точку зрения по данному вопросу выражает в своей лекции «Святость человека в православной аскетической традиции» профессор Московской Духовной Академии А.И. Осипов:

— Святость это, во-первых, чуждость по отношению к миру греха, отрицание его. Во-вторых — она имеет конкретное положительное содержание, ибо природа святости Божественна, она онтологически утверждена в Боге. В то же время, святость, не моральное совершенство, хотя она и соединена с ним неразрывно.

Она —  соприсносущность неотмирным энергиям. Наконец, святость есть не только отрицание, отсутствие всякого зла и не только явление иного мира, Божественного, но и незыблемое утверждение мировой реальности через освящение этой последней. Эта, третья сторона святости говорит о том, что она является силой, преображающей не только человека, но и мир в целом. Святые — прежде всего иные люди, отличные от живущих по стихиям мира сего, а не по Христу (Кол.2. 8). Иные — потому, что они борются и с помощью Божией побеждают «похоть плоти, похоть очей и гордость житейскую» (1Ин.2. 16). Все то, что порабощает людей мира.

Говоря о духовной брани у Иосифа Обручника, Святитель Иоанн Златоуст также и отмечает, какое значение эта брань имела для евангельского благовестия человечеству:

— Евангелист описывает случившееся еще во время незнания Иосифа, чтобы ты не сомневался в происшедшем после раскрытия причин события. Само повествование делается несомненным, так как показывает, что сам Иосиф был точно в таком положении, в каком следовало быть. Мнения о том, что до явления ему во сне Ангела святой Иосиф не знал о тайне Боговоплощения и подозревал Марию в прелюбодеянии, которого придерживались святой Иустин Мученик, Святители Амвросий и Августин, разделяется не всеми святыми отцами. Для того чтобы связать их свидетельства воедино, необходимо не вводить искусственный и практически не имеющий отношения к существу проблемы критерий «знания», а задаться вопросом: что же было в центре внимания святых отцов?

Ориген в приписываемой ему проповеди выражает мнение, что на момент ангельского ему благовестия Иосиф уже знал о зачатии от Духа Святого и, в трепете перед таинством, Участницей которого стала его Обручница, боялся взять Ее в свой дом. С ним согласен святитель Василий Великий, который пишет:

— Прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святого (Мф.1.18). Иосиф обнаружил сразу и то, и другое: и беременность, и ее причину. Ибо сказано — От Духа Святого. Поэтому он, испугавшись называться мужем такой жены, захотел тайно отпустить Ее (Мф.1. 19), не дерзнув предать огласке Ее положение. Поскольку же он был праведным, то сподобился того, чтобы ему было открыто это Таинство. Ибо когда он помыслил это, то Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Не бойся принять Марию, жену твою (Мф.1. 20). Этим он как бы говорит: И не помышляй о том, чтобы скрыть грех неуместными подозрениями. Ведь ты назван праведным, а праведному мужу не подобает молчанием покрывать беззаконие.

— Не бойся принять Марию, жену твою, — говорит Ангел. Это показывает, что Иосиф отнюдь не пришел в негодование или исполнился презрением, но он испугался Ее потому, что она была исполнена Духа Святого.

Вопросы, которые ставит Святитель Василий Великий: Что за орудие этого Домостроительства? Тело святой Девы (Лк.1. 27). А что за причина Рождения? Дух Святой и осеняющая Сила Всевышнего (Лк. 1.35). Послушай сами Евангельские слова: По обручении Матери Его Марии с Иосифом. Иосиф, хорошо зная, что Мария зачала не от мужчины, думал, что он не должен вводить Ее в свой дом. Зная пророчества, он видел их исполнение на Марии. Однако оставить Ее означало подвергнуть обвинениям в прелюбодеянии.

Блаженный Феофилакт спрашивает: Как же Иосиф был праведен? В то время как закон повелевает изобличать прелюбодеицу, то есть объявлять о ней и наказывать, он намеревался скрыть грех и преступить закон. Вопрос разрешается, прежде всего, в том смысле, что уже через это Иосиф был праведен. Он не хотел быть суровым, но, человеколюбивый по великой своей доброте, он показывает себя выше закона и живет выше заповедей закона. Поэтому и хотел тайно отпустить Ее, как бы не осмеливаясь иметь женой Ту, Которая удостоилась столь великой благодати. Знание, не являясь предметом внимания святых отцов, не может выступать критерием оценки их свидетельств и потому не может использоваться для определения святоотеческого понимания евангельских событий и духовного облика святого Иосифа, о котором они рассказывают. Не являясь обязательной характеристикой святости, интеллектуальное знание не может также выступать и критерием «полноты» или «неполноты» обладания ею Иосифом. Мы руководствуемся верой. В своем человеколюбии и кротости  Иосиф жил и поступал выше Закона.

Будем надеяться, пишет Игумен Иосиф (Крюков), что рассмотрение отдельных сторон духовного облика святого Иосифа Обручника в какой-то мере будут содействовать пробуждению интереса к его личности среди православных. Мы живем, в то время, когда сложившиеся веками нормы взаимоотношений не только Церкви и государства, но восприятие обществом в целом роли религии в жизни отдельных людей и их коллективов радикально изменилось. В современном мире государство обычно является светским и не связывает себя какими-либо религиозными обязательствами. Культурообразующие христианские ценности в наше время для многих стали в лучшем случае предметом сугубо частного выбора, а то и вовсе приобрели характер рудимента прошлых эпох. Люди, на протяжении тысячелетий становившиеся образцами чистого и бескомпромиссного исповедания своей веры, подвижники и святые, теперь, за пределами Церкви, а иногда и внутри церковной ограды, уже не пользуются тем же жизнеопределяющим, неоспоримым авторитетом, которым они обладали раньше.

Это с особенной очевидностью следует из наблюдений за церковной жизнью, в том числе и православной, на Западе, где христианство уже давно живет в условиях секуляризма и плюрализма. А лучше сказать — духовного и нравственного безразличия. Однако эта ситуация, позволяющая многим говорить о наступлении Постхристианской эпохи, не чужда и традиционно православным странам и с течением времени будет только обостряться.

В этих условиях существует опасность превращения Православной Церкви в культурное гетто, выдвигающее в качестве духовных, этических и поведенческих парадигм идеалы, имеющие ценность во многом только внутри себя самого и потому не обладающие достаточным духовным потенциалом, чтобы противостоять давлению, оказываемому со стороны во многом нехристианского и антихристианского общества.

 

ИСТИННОЕ БЛАГОЧЕСТИЕ

ОТСТУПЛЕНИЕ ПОСЛЕДНИХ ВРЕМЕН

ТАЙНА БОГОВОПЛОЩЕНИЯ. БОГОЧЕЛОВЕК

ТАЙНА БОЖЕСТВЕННОЙ ЛЮБВИ

ХРИСТИАНСТВО И ФИЛОСОФИЯ

ХРИСТИАНСКИЕ ФИЛОСОФЫ

ЦЕНА СВЯТОСТИ

ТАЙНА ДУШИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ

КТО ТАКИЕ СВЯТЫЕ?

ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ

ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

 

12 января 2019
Яндекс.Метрика
loading